Однажды Мастер, сидя в своём гараже, услышал тихий голос:

— Псст, бро, мы иметь литл бизнес фор ю!

Мастер удивленно оглянулся, но никого не увидел. Только у порога появилась большая неопрятная куча, как будто слон насрал.

— Эй, ты кто? — спросил он.

— Я есть агент ЦРУ Смит!

— А почему я тебя не вижу? — удивился Мастер.

— Я есть под прикрытием! — ответил голос.

— Вылезай!

Куча зашевелилась и оказалась прикрытием. Из-под него вылез агент Смит.

— Я есть отшен секретный шпион, маскировка необходим! — сказал он.

— Зашибись замаскировался, — восхитился Мастер, разглядывая двухметрового негра в ушанке со звездой, косоворотке, малиновых шароварах и валенках. В руках его была балалайка. — Ни за что не подумаешь, что шпион. А медведь где?

— Факинг кóнгресс урезать нам фонды, — со вздохом признался агент, и достал из кармана плюшевого медвежонка Тедди. — Очень сильно заметно, да?

— Да, — посочувствовал Мастер, — Так себе медведь. А что тебе надо, агент Смит?

— У меня топ-сикрет миссия! Нам нужен срочный ремонт один важный меканизм! От этого зависит судьба весь этот факинг мир!

— Демократия сломалась, что ли? — понимающе закивал Мастер, — Так давно пора, её ещё при древних греках ладили…

— Ноу! Нот демокраси! — отрицательно замотал головой негр. — Другой меканизм! Мы заносить?

— Заносите, — разрешил Мастер.

Агент Смит что-то прошептал в балалайку и в воротах появились два одинаковых шкафообразных мужика в черных очках и костюмах. У каждого в ухо уходил витой провод, а квадратная челюсть безостановочно двигалась, что-то пережевывая. Между ними, зажатая каменными плечами, висела, не касаясь ногами земли, старуха с бессмысленным оскалом на лице.

— Это ещё кто? — спросил Мастер

— Это сама госпожа Клинтон! — агент почтительно поднял вверх палец. Почему-то средний.

— Странно, — удивился Мастер. — В моё время Клинтон был мужик.

— Импрувд модел, — подмигнул Смит. — Импосибл фор отсосайт ин овал кэбинет!

Шкафобразы занесли старушку и осторожно поставили посреди гаража. От сотрясения она внезапно включилась и затрясла головой.

— Путьин! Кэйджиби! Бомбинг Сирия! Воут фор ми… — хрипло прокаркала Хилари и, заскрипев, остановилась на полуслове. Голова застыла, повернувшись слегка набок, на лице застыл жуткий оскал.

— Зэт'с проблем! — прокомментировал Смит, — Как это быть ин рашн? «Глью-тшит»! — тщательно выговорил он.

Мастер обошел вокруг Хилари, покрутил вручную голову — в ответ поднялась и замахала правая рука, от чего Мастер недовольно поцокал языком. Раскрыв сервисный лючок, он переключил госпожу Клинтон в режим техобслуживания. Из лючка закапала зелёная жидкость. Мастер растер каплю между пальцами, понюхал и скривился:

— Вы её на каком сервисе обслуживаете?

— Интэллиджент-сёрвис! — ответил важно агент.

— Ох уж мне эти интеллигенты, — покачал головой Мастер, — Вечно у них руки из жопы! Такой олдтаймер угробили… Хорошая была вещь, сорок седьмого года. Теперь так не делают…

В лючке что-то заискрило и пошёл вонючий дымок.

— Мишн импоссибл? — понимающе спросил Смит.

— Абсолютли! — серьезно подтвердил Мастер. — Забирайте ваш металлолом.

— Обратный логистик дорого, — махнул рукой ЦРУ-шник. — Вы оставлять себе, на запчасти… У нас есть запасной.

— Ну, как хотите, — пожал плечами Мастер. — Когда демократия сломается — тоже приносите.

— У нас гуд демокраси, — возразил агент, поправляя ушанку балалайкой. — Мы иметь абсолютли фри выбор между меканически бабоид и олд крэйзи фрик!

— Ну, дело хозяйское, — не стал спорить Мастер. — Но если что, обращайтесь. У меня и ремкомплект под демократию есть, родной, ещё с Афинского полиса. Эти греки такие были затейники…

Он достал с полки ящик из античной керамики, на котором было по-гречески написано что-то про землепашца и трех рабов, а на картинке были изображены четыре мужика в профиль. Позы мужиков однозначно указывали на то, что они делают друг другу демократию.

*Написано по мотивам фанарта.